Эмотивность понятия «сердце» через зооморфизмы во французском языке

Выходные данные статьи смотрите в правой колонке.

Были рассмотрены зоонимы, которые обладают наиболее сильным коммуникативно – смысловым эффектом, благодаря коррреляции с аффективной областью, а также эмпиричски приобретенного субъективного восприятия действительности, ассоциаций носителя языка.

Осуществлена попытка доказательства гипотезы о том, что любой фразеологизм, сочетающий понятие «сердце» и номинацию животных, птиц, обладает эмотивной полярностью, транслируя как экплицитное доминирующее эмоциональное состояние, так и имплицитное, возможно, противоположное первому.

В настоящей работе обращается внимание на образы цыпленка и льва, коррелирующих в рамках фразеологизма с понятием «сердце». В качестве материала исследования используются одноязычные и двуязычные толковые, фразеологические словари, а также их электронные версии.

Исследование находится в рамках системацентрической и эмотиологической парадигмах.

Основными задачами являются выявление ассоциативного ряда зоонимов во французском языке; эмоций и чувств, каузируемых ассоциаций; объяснение необходимости исследования зоонимов понятия «сердце», а также попытка доказательства гипотезы, заключающейся в том, что каждый фразеологизм, сочетающий понятие «сердце» и зооним, наделен полярной эмотивностью (как положительной, так и отрицательной), благодаря национальной специфике и опыту носителя языка.

Вербализация понятия «сердце» потенциально служит трансляции эмоций и чувств homo loquens, а также способно к эмотивному заражению адресата, в силу чего его употребление достаточно обширно. Сила его воздействия увеличивается по причине стилистической маркированности и ассоциации с реальным органом человека, что позволяет подсознательно не сомневаться в функциях, которые возлагаются на него.

Метафора представляется универсальным способом номинации чего (кого) - либо, в основе которой лежат ассоциации носителей языка по сходству [Шаховский 2002: 20-28]. Исследование зооморфизма совместно с понятием «сердце», являющимся местом скопления эмоций и чувств, позволяет не только распознать явное выражение некоторых из них, но и выявить скрытые интенции homo sentiens, с целью определения действительного воздействия, производимого сообщением на адресата.

Исследование языкового символизма непосредственно сопряжено с изучением метафор, с точки зрения связи «знака – значения - символа» [ Романов А.А. 2004: 16-18]. Понятие «сердце» как символ или определенный координатор аффективной стороны жизни homo sentiens, отражает эмоциональное состояние человека и интерпретирует его с помощью различных стилистических приемов. Значительную роль среди них играют зооморфные метафоры, чей квантитативный аспект не настолько обширен, но их прагматический эффект при подробном анализе достоин внимания. Соответственно, нам кажется, что, ссылаясь на представленную схему, знаком будет являться фразеологизм, сочетающий в себе зооним и понятие «сердце», значением будет служить эмпирически закрепленный смысл, а символом – эмоции и чувства, причем как доступные экзопониманию, пониманию извне, так и эндопониманию или внутреннему осмыслению, учитывая образ в целом.

Обратим особое внимание на тот факт, что во французском языке нами были обнаружены многочисленные примеры того, когда, к примеру, фразеологизмы или крылатые фразы, содержащие понятие "сердце", передавали различные эмоции: dégager son coeur-порвать любовную связь. Данный фразеологизм может, с одной стороны, транслировать смятение, чувство потери, разочарование, а, с другой, чувство свободы, освобождение от некоторого стесняющего фактора (дословно - освободить, деблокировать сердце), то есть, заметны отчаяние и радость, удовлетворение, что дедуцируется из контекста. Кажется, что, в первую очередь, это вызвано собственно определением, предлагаемым большинством толковых словарей французского языка: coeur c’est sans doute comme « siège des émotions » qu’il est le plus fréquemment employé - сердце это без сомнения "ловушка эмоций", в значении которой оно наиболее часто употребляется (пер. Ш.А.). [http:// www.mediadico.fr].

Из этого видно, что все эмоции, чувства находятся в этом органе, поэтому, они, с его помощью, передают целую эмоциональную гамму от любви до ненависти. Следовательно, необходимо не только обращать на это внимание, при работе, к примеру, с зоонимами, но и извлекать из этого пользу в виде более широкого взгляда, открывающегося на природу и функции понятия "сердце".

Попытаемся доказать представленное мнение анализом фразеологизма coeur de poulet – цыплячье сердце. Относительно poulet - цыпленка, возможным кажется отметить его широкую употребительность в речи, в современной коммуникации, так как довольно часто этой лексической единицей обозначаются полицейские, в пейоративном смысле. Под этим подразумевается несколько неуважительное отношение к представителям данной профессии, что описывает их трусость, малодушие, отсутствие уверенности в себе или беззащитность птенца, если под ним подразумевается представитель правоохранительных органов, как протекция со стороны того, кого самого необходимо защищать. Действительно, прямые ассоциации, появляющиеся у человека, изучающего это, следующие: бессилие, слабость, опустошенность, слабоволие (poulet déplumé, vidé, рoulet aux hormones-цыпленок с выщипанными перьями, выпотрошенный, откормленный на гормонах).

К тому же, подчеркнем невероятную агрессию, направленную на домашнюю птицу, которая может быть подсознательно вызвана употреблением следующих выражений: abattre –забивать, сouper le cou à - отрубить шею, débiter –подавать, découper-разделать, dévorer un poulet entier-пожирать цыпленка целиком, égorger-зарезать, еngraisser-откармливать, éviscérer -извлекать внутренности, faire rôtir, faire cuire-пожарить, сварить цыпленка, flamber -опалить. manger du poulet-съесть, mettre un poulet à la broche-насадить на вертел, trousser un poulet.-связать лапки и крылья птицы перед жареньем и т.д.[ http://www.tv5.org]

Бесспорно, это приводит к мысли о том, что, первоначально, ход мышление французской языковой личности находится в отличной, от представленной, парадигмы, так как первые ассоциации отсылают к более приятным представлениям. В данном контексте, даже трусость будет приемлемей, чем подсознательная перцепция жестокости homo sapiens, хищника по своей сути, направленной по отношению к домашней птице.

С другой стороны, такое выражение как рoulet qui court.-цыпленок, который бежит, убегает, демонстрирует возможность избавиться от давления и влияния, проявить характер, но, опять-таки, все зависит от интерпретации, так как это можно расценить в виде трусости и невозможности конструктивно выйти из трудной ситуации [Le nouveau Petit Robert 2006: 209].

Тем не менее, отметим, что, не углубляясь в анализ, возможным кажется выявить некоторую нежность, беззащитность, притягательность, по отношению к нему. А также существует значение любовной записки (billet galant), что обязано именно наивной внешности, нежности цыпленка. Соответственно, нельзя утвердительно заявлять об исключительно негативных ассоциациях относительно данного слова.

Таким образом, получаем следующую цепь эмоций и чувств, каузируемых употреблением данного фразеологизма: трусость, являющаяся эмоциональной доминантой, в контексте изучения устойчивых ассоциативных признаков, объединяющая кластер таких эмоций как опасение, неуверенность, колебание и др. Более того, в результате анализа смысловых компонентов толковых и фразеологических словарей, предоставляющих ассоциативные указания на другие эмоциональные состояния, необходимо выделить вялость, ненависть, отвращение, нежность, привязанность,

Далее, рассмотрим зооним лев, употребляемый в контексте такого фразеологизма как coeur de lion – львиное сердце. Что же подразумевается франкофоном – носителем французского языка, в случае его использования, а также ассоциации какого рода могут появляться? Бесспорно, влияние некой исторической личности накладывает определенный отпечаток на зооним: он будет употреблен, в первую очередь, для маркирования смелости, величия, могущества. Для последнего также подходит рассмотрение внешнего вида (рelage, crinière-шкура, грива), где данные атрибуты подчеркивают статус "короля зверей". О его смелости говорят и такие сравнения как se battre comme un lion-драться как лев, se défendre comme un lion-защищаться как лев, что вызывает гордость у адресата данного сообщения [Nouveau dictionnaire analogique 1971: 102-103].

Но, при более глубоком анализе, заметно обратное: за данным хищником закреплен не исключительно образ героя, короля, но и побежденного, вассала. На него может быть объявлена охота, в рамках которой две силы начинают борьбу, в которой животное не способно победить (сhasse au lion-охота на львов, fosse aux lions-яма, ров, ловушка для львов). И появляется иная эмоциональная доминанта: страх, смятение, а также ужас от потери контроля над ситуацией и необходимостью терпеть насилие над собой: tourner comme un lion en cage-вертеться как лев в клетке.

Лев является тем животным, которое способно рычать (rugir comme un lion-рычать как лев, lion qui rugit-лев, который рычит) для достижения своих целей, что может быть расценено не только как нетерпеливость и желание вмешаться силой, но и как привлечение внимание и некое опасение от недовольства сложившейся ситуацией. Более того, повседневная жизнь также ставит свои приоритеты, от чего и появилось такое сравнение как un chien vivant vaut mieux qu'un lion mort-живой пес стоит дороже мертвого льва, где появляется абсурд этого напыщенного величия в реальной, прагматичной жизни людей[Le Nouveau Petit Robert 1993: 177]. Поэтому, и в случае употребления понятия "сердце" с зоонимом "лев", наблюдается полярность ассоциаций и эмоций, которые порождаются употреблением подобных фразеологизмов.

Соответственно, заметно эксплицитное проявление следующей группы эмоций и чувств как храбрость, являющейся эмоциональной доминантой, для кластера, включающего бесстрашие, мужество, неустрашимость, доблесть, а также имплицитная репрезентация следующих эмоциональных состояний: гордость, смятение, страх, опасение.

Возможно, наблюдение за поведением и повадками животных, птиц, роль «сердца» как органа, в чьем присутствии нельзя усомниться, закрепленные за ними ассоциации, все это предоставляет возможность раскрытия большего спектра эмоциональных состояний

Следовательно, нами была проведена попытка доказать и обосновать свойство фразеологизмов, сочетающих в себе понятие «сердце» и зооним, которое проявляется в эмотивной полярности вызываемых ассоциаций, появляющихся или потенциально способных проявиться у адресанта и адресата сообщения.

Список литературы

1. Романов Д.А. Психолингвистическое обоснование эмоциональной идентификации // Вопросы языкознания. 2005. № 1. С. 98-107.

2. Романов А.А., Сорокин Ю.А. Соматикон: Аспекты невербальной семиотики.- М.: ИЯ РАН, ТвГУ, 2004.-253с.

3. Шаховский В.И. Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации// Филологические науки, 2002. № 4. С.59 – 67.

Лексикографические источники

4. Le nouveau Petit Robert. Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française (2006), 40e édition, nouvelle éd. refondue, texte rem. et ampl. sous la dir. de Josette Rey-Debove et d'Alain Rey, Paris, Dictionnaire Le Robert, xlii-2837 p.

5. Le Nouveau Petit Robert-Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française, de Paul Robert, Paris.-1993

6. Nouveau dictionnaire analogique par Daniel Delas et Daniel Delas-Demon: Hachette-Tchou, 1971

7. http://www.tv5.org

8. http://www.mediadico.fr

Макарцев Ю.М., Макарцев М.М. © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster@mling.ru